Ежедневные горячие новости

Интервью с Валерием Харчишиным: «Все мы когда-то станем Бобулами и Зибровыми»

 

— Валерий, 13 и 14 мая ваш коллектив даст в столице оригинальные концерты — совместные с народным ансамблем. Как родилась эта идея?
— Это случилось, когда мы общались с Национальным академическим оркестром народных инструментов. Я всегда хотел, чтобы украинская народная музыка зазвучала по-новому — не а-ля «дурні і веселі» или, наоборот, как заунывный стон. Хотелось, чтобы она звучала интеллигентно, изысканно. После добавления народных инструментов некоторые наши песни — «Алло», «Пью з твоїх долонь», «Так мало тут тебе» — наконец зазвучали по-настоящему, полностью раскрылись. Но при этом ни одна песня не стала менее драйвовой — все выдержано в своем ритме. А многие песни даже стали звучать как полноценные саундтреки к фильмам.
— А какие именно музыкальные инструменты будут задействованы?
— К примеру, в песне «Фурия» зазвучит волынка. Еще будут цимбалы — такого звучания, как у этого инструмента, вы нигде в мире не найдете. Так же, как и у бандуры — ее ничем не заменить, разве что посадить 46 акустических гитаристов. Словом, все классические народные инструменты будут в сборе.
— Помимо всего прочего, у вас скоро концерт в Варшаве. Как считаете, сейчас украинские артисты более востребованы за границей, чем раньше?
— Наши коллективы выступают за границей не так уж много. Я слышал от многих коллег, что в этом смысле интерес к украинцам совсем не вырос. То, что нас самих пригласили за границу, с нашей группой случилось впервые. Видимо, западные слушатели приоткрыли уши для украинской музыки.

В 90-е клавишник рок-группы мог купить две квартиры в Киеве.

— В Украине можно увидеть много афиш с анонсом концертов украинских звезд, только эпохи девяностых — Бобул, Зибров, Билоножко… А как обстоит дело с молодыми?
— Все мы когда-то станем Иво Бобулами и Пашами Зибровыми (смеется). Хотя, может быть, кто-то и Миком Джагером. Даже Ваня Дорн станет когда-то стариком. Рано или поздно наши дети будут тыкать в нас пальцем и говорить: «Снова эти старые дураки повесили свою афишу!» (улыбается).
А вообще сейчас все — от попсы до тяжелого рока — на пике востребованности. Даже маленькая прослойка инди, которой раньше и не слышно было, сейчас собирает аншлаги в клубах. Людям сейчас как никогда нужна музыка. Посмотрите сами: на концертах — полные залы!
— Многие аналитики говорят, что Украина сейчас снова проходит период 90-х годов. Вы зацепили кусок того десятилетия — можете согласиться с подобным утверждением относительно шоу-бизнеса?
— Нет, не могу — тогда не было такой конкуренции, как сейчас. Как рассказывал наш клавишник Шура, когда он играл в «Скрябине», то мог на заработанное купить две квартиры в Киеве, но, как это бывает по молодости, прогулял те деньги. Но тогда в Украине были три с половиной группы, которые собирали залы. А сейчас  — колоссальная конкуренция, и нужно быть в форме как никогда.
— Мы заметили, что на своей страничке в соцсети вы опубликовали сообщение Юрка Юрченко о том, что он якобы эмигрирует в Канаду и просит контакты украинской диаспоры в этой стране. Какова была ваша реакция, когда вы узнали, что это была шутка?
— Я был дико огорчен и разочарован. Очевидно, Юрко прочел книгу о пиаре и решил что-то оттуда взять. А мне ведь написали по меньшей мере три человека из Канады, которые предлагали свою помощь. Кроме этого, я очень проникся и посочувствовал ему. А потом бац — он говорит, что это была шутка. Неудачная какая-то, Юра, извини (смеется). Может, он сам потом пожалел о том сообщении, как это иногда бывает.
Хотя эта ситуация заставляет задуматься. Если ты будешь сидеть и ничего не делать, а лишь стонать и депрессовать, то, конечно, не будет никакого результата. А если будешь вертеться, записывать новые песни и клипы, то будешь держаться на плаву. Да, может быть какая-то часть аудитории отсеется, но костяк останется. Жаловаться, что на родной земле ничего не получается, и при этом не стараться, бестолково. Ведь Канада или Америка не  — там таких, как ты, миллионы.
— Не можем не спросить о нашумевшей истории с девушкой-снайпером из «ДНР»: внезапно в сети появилось ваше совместное фото как раз после того, как девушку задержала СБУ. Что это за снимок?
— Мой друг на «Фейсбуке» прислал мне это фото с фразой: «Смотри, эту девушку повязала Служба безопасности, у нее на страничке в соцсети я нашел эту фотографию». Снимок был сделан после какого-то из наших концертов — я ведь всегда фотографируюсь с поклонницами. Я подумал, что это фото все равно найдут и мне придется оправдываться. Поэтому решил сам опубликовать его у себя на страничке, чтобы не возникало лишних вопросов.

Рваные штаны на концерте пришлось заклеивать скотчем.

— Однажды вы рассказывали, что часто на гастролях что-то теряете, забываете или путаете. Какая самая забавная история в связи с этим возникала?
— Чаще всего со мной приключается одно и то же — прямо во время концерта или буквально за пару мгновений до него у меня рвутся штаны. От этого и в тексте песни «Париж» есть строка «Хліб ділили, ночі пили і рвали штани». А рвется, знаете ли, в самом надежном месте — сами понимаете в каком. Последний раз пришлось заклеивать все скотчем (смеется).
А еще частенько с нами происходит то, что, пожалуй, хоть раз, но приключалось с каждым артистом — всевозможные падения. Со сцены, на сцене, а еще на сцену — был и такой случай с нашим клавишником Шурой. Выйти в падении — такого, мне кажется, еще ни с кем не приключалось! Мы все выходили под инструментальное вступление, нормально шли из-за кулис, а Шура зацепился и невероятно феерично, прямо как Шовковский у ворот, вылетел под свою стойку с инструментом. Серьезно, это был настоящий полет! Потом он повторил подвиг Матросова — только падал уже со сцены. Во время одной из песен он решил протянуть микрофон на стойке публике, чтобы та подпевала, но стойка за что-то зацепилась, потянула за собой Шуру, и тот полетел в публику. Зрители, конечно, оперативно разошлись, и он, пролетев метра два, распластался с микрофонной стойкой на полу.
— Как-то вы пошли на довольно откровенный шаг — разделись для фотосессии в мужском журнале. Можно ли сделать вывод, что вы склонны к экспериментам?
— Я ловлю кайф от того, что могу себе позволить жить в удовольствие и творить то, что не смогут важные адвокаты и политики. Я ощущаю и люблю эту свободу. Поэтому я готов почти на все — кроме того, что принесет морально-психологическую травму населению. Хотя даже в этом не уверен (смеется).
А так — хоть в журналах сниматься, хоть джаз петь, хоть кататься на коньках в шоу… Все это опыт — и это классно! Хотя иногда вспоминаешь об этом, смеешься, думаешь — может, и не стоило этого делать? К примеру, не стоило мне танцевать (Харчишин участвовал в шоу «Танці з зірками». — Авт.). Одно дело, когда я как-то там коряво дергаю руками-ногами или включаю дурака и виляю задом во время концерта — все это часть меня как артиста. А другое — выйти на паркет и танцевать с партнершей. Когда я понял, что танцы — это совсем не мое и у меня получается не так, как хотелось, я попытался очень некрасиво с этого «съехать»: как-то я очень сильно напился и попал в больницу, а продюсерам «1+1» сказал, что я в клинике из-за старых травм после ДТП. Поскольку врачебная тайна у нас та еще, доктора частной клиники тут же «настучали» телеканалу, и меня разоблачили. Мне просто невероятно стыдно за этот поступок! Пришлось все же выйти на паркет, выучить какой-то контемп. И знаете, очень классно получилось! Но, повторюсь, мне стыдно за ту историю. Слава Богу, мои дети еще не в том возрасте, чтобы читать газеты (смеется).

Источник: www.segodnya.ua