Ежедневные горячие новости

Интервью с экс-участницей группы «ВИА ГРА» Ольгой Романовской: «Когда уходила, Меладзе аборт не предлагал»

 

— Ольга, до того как попасть в «ВИА Гру», вы в шоу-бизнесе не работали. Как вам удалось стать участницей трио?
— В конце 2005 года по всем радиостанциям шла масштабная рекламная кампания о кастинге в девичью группу. Название было скрыто, поэтому я не знала, в какую именно. Тогда мы с подругами были молодыми, беззаботными, нам все время хотелось куда-то пойти да себя показать. Поэтому, естественно, кастинг привлек наше внимание. Кто нас ждет, мы узнали, только когда уже были на месте и по толпе прокатился слух, что девушку ищут в ту самую «ВИА Гру».
— С какими трудностями вы столкнулись во время работы в группе?
— В первую очередь с притиркой в коллективе. Когда я пришла в группу, то была инородным телом: не понимала девочек, они не понимали меня. Я была провинциальной девушкой (29-летняя Ольга родом из Николаева. — Авт.), достаточно покладистой по своей природе, поэтому очень часто уступала, но считаю, что это было правильно.
— А как вы тратили заработанные в группе деньги?
— Ой, на всякую чушь (улыбается). За все время я не купила ничего серьезного, не считая ноутбука. Тогда я ничего не понимала в технике подобного рода, поэтому пришла в магазин и выбрала самый дорогой, какой только нашла. Очень много денег уходило на салоны красоты, потому что свободного времени было немного, спали мы тоже мало, и поневоле у меня появилась привычка после прилета и поселения в отель ходить в один из самых элитных салонов Киева — он находился как раз напротив гостиницы. Мне очень нравилось ощущение, что я делаю себе макияж, прическу в дорогом салоне… У меня не было гардероба с массой фирменных вещей, зато я тратила деньги на всякие приятные вещи, включая рестораны и тренажерный зал.
— Вам пришлось покинуть группу из-за того, что вы узнали о своей беременности. Как вы сообщили продюсеру Константину Меладзе о своем уходе?
— Я еще долго буду помнить тот момент — это произошло на одной из его студий. Я знала, что Вера Брежнева тоже хотела уходить из группы. Собственно, из-за меня она осталась еще на какое-то время. Получается, что я подставила и Костю, и ее. Альбина же, как мне показалось, была за меня рада. Ну а Костя, конечно, не уговаривал и не угрожал. Он просто рассказал, какие меня ждут перспективы, если я останусь, но об аборте не просил. Тогда я очень долго ломала голову, как бы так схитрить, чтобы успеть везде, но, к сожалению, в «ВИА Гре» так нельзя.
— Как вы познакомились с супругом, одесским бизнесменом-нефтяником Андреем Романовским — была ли это любовь с первого взгляда? Сыграло ли ваше участие в «ВИА Гре» роль в вашем знакомстве?
— Нас познакомила Вера Брежнева — ее бывший муж по сей день работает с Андреем. В тот вечер весь наш коллектив (продюсеры, девочки, я с подружкой) пришел на концерт Black Eyed Peas, и мы встретились в общей компании. Андрей мне сразу понравился — очень необычный, интересный мужчина, не похожий на других. Через несколько месяцев мы еще раз увиделись на мероприятии. Я знаю, что он постоянно искал встречи, я часто ловила его взгляды. Я тоже пыталась как-то встретиться, поговорить с ним. И вот на дне рождения бывшего мужа Веры мы все-таки не без помощи ребят «свелись», так сказать (улыбается).
— К своему рестарту карьеры вы подошли в том числе мамой двоих мальчишек. Они не ревнуют вас к жизни на два города?
— Нет, совсем не ревнуют ни к переездам, ни к моей работе. Наоборот, они очень любят похвастаться перед друзьями, что их мама — артистка. Может, у меня график еще не такой плотный, и они пока не ощутили всей тяжести происходящего. Хотя в последнее время в их поведении что-то меняется, происходят какие-то наплывы. Я еще не поняла до конца их природу — то ли отвыкают, то ли мальчикам по возрасту так положено. А в плане быта ничего не изменилось. У нас большой дом, который убирают две домработницы. За детьми смотрят две няни. Мальчики уже взрослые (8 и 13 лет. — Авт.), и, может быть, обошлись бы без особой опеки, но няни за эти годы стали членами семьи.
— Были ли предложения откровенных фотосессий, и как вы к ним относитесь?
— Так получилось, что в «ВИА Гре» у меня не было ни одной откровенной фотосессии. Мы сделали пару фото в нижнем белье, но скорее для архива. А ведь мне всегда было интересно сняться в подобной фотосессии, и я это сделала — в домашнем архиве у меня предостаточно таких снимков. Мужу, конечно, не очень нравится мое увлечение, но он с этим мирится (улыбается).
— Чувствуете, что с момента, как покинули сцену, прошло семь лет? Это как-то отражается на вашем возвращении?
— Тяжело не потому, что за плечами семь лет, а потому что есть ощущение, что возраст поджимает. Когда мне было 20 лет, казалось, что времени — вагон. В 23 я думала: «Да ладно! Я еще совсем девчонка! Успею!» А годы так быстро бегут! Сейчас чувствую, что мое время пришло, но мне пока тяжело понять: а не поздно ли это для людей?
— Вы проанонсировали, что вот-вот выйдет ваш сольный альбом…
— Мы планируем провести презентацию уже в конце октября. Надеюсь, она совпадет с премьерой клипа на одну из моих самых драйвовых песен. А сейчас мы очень много работаем. Хотим, чтобы всем, кто увидит нашу презентацию, сразу стало понятно, что я не мимо проходящая, не зря была в «ВИА Гре», что я имею право быть на сцене. Удивлять буду всем и не только репертуаром (улыбается).

Источник: www.segodnya.ua