Ежедневные горячие новости
Получать новости на E-mail

Литературные беседы: почему люди ищут в образе Шерлока себя и в чем секрет успеха Артура Конан Дойля

 

Каждый вторник в рубрике «Литгостиная» журналист Анастасия Белоусова и писатель Алексей Курилко беседуют и спорят о произведениях классической литературы. Свою первую беседу авторы проекта посвятили Артуру Конан Дойлу.
— Настя, почему, когда я спросил о любимой книге, ты назвала «Записки Шерлока Холмса»? Ведь Шерлок — холодный, у него неустойчивое отношение к нравственности. Он гениален в одной специфике, а в иных, элементарных вопросах — сущий профан, младенец. Не догадывается, что земля вращается вокруг Солнца, не знает, кто такой Коперник. Тебе это нравится?
— Да, Алексей, нравится. Иначе почему столько экранизаций? Почему столько женщин до сих пор влюблены в Шерлока?
— Я могу объяснить, почему! Потому что он умен, циничен, дерзок, чем-то похож на доктора Хауса, что особенно видно в английской версии с Бенедиктом Камбербетчем. К слову, в самом Хаусе очень много от Холмса, только он ведет расследования в сфере медицины. И американская версия хороша, только там Шерлок больше дерется, чем расследует. А какой образ ближе тебе?
— Ливанова. Хотя, думаю, Холмс в любом своем воплощении на экране спасает мужскую часть населения от окончательного падения в женских глазах. Прямо пиар мужчины! Оказывается, даже если мужик сидит в кресле, то может кого-то спасти! Это оправдывает кажущееся «ничегонеделание».
— А я думаю, Шерлок Холмс привлекает женщин своим интеллектом. Он очень интеллектуально развит, особенно в своей сфере, но у него куча пороков — то же пристрастие к наркотикам. Порок же сам по себе не привлекателен?
— Нет, но человек — сумма поступков. А Шерлок в итоге сделал много хорошего. И он самодостаточен, что редкость. Кстати, деталь: я когда готовлю, то включаю Шерлока-Ливанова, и почему-то борщ получается вкуснее. Мой сын, приходя из школы, точно знает: если мама готовит и «включен Холмс», то еда будет вкусной.
— Это элементарно, Настя! Просто в эти моменты в тебе просыпается миссис Хадсон, которая должна накормить двух «шалопаев». Ведь для миссис Хадсон и Холмс, и Ватсон — мальчишки, которые все время шалят: меняют личины, химичат, стреляют, боксируют… Теперь представь — как жить с таким, как Шерлок Холмс? Тебе бы он сразу перестал нравиться со всей своей самодостаточностью! Женщина ищет в мужчине вторую половинку, а Шерлоку она вообще не нужна. Как максимум — у него есть Ватсон.
— Алеша, я не ищу в персонажах вторую половинку. Я ищу в персонажах себя. Даже в Холмсе. К тому же не такой уж он и сухарь. Вспомни его любовь к Ирэн Адлер, которую он звал «Та женщина»…
— Заметь, он полюбил ее за то, чем обладает сам — за интеллект. Кстати, Холмс ведь обычно отказывал женщинам в наличии интеллекта! Удивительно…

Худшие из всех призраков — это призраки наших былых привязанностей.

— Самое удивительное для меня было узнать, что Конан Дойл страшно не любил Шерлока и всячески пытался от него избавиться!
— Да, поначалу «Записки о Шерлоке Холмсе», его «Этюд в багровых тонах», согласилось напечатать лишь одно — к слову, американское — издание. И то потому, что рассказ понравился жене издателя. После первой публикации редакция заказала Конан Дойлу еще 6 рассказов о сыщике, а тираж увеличила почти вдвое. И не прогадала. Однако герой быстро надоел автору, и он задумал с ним покончить. Но только он с ним расправился, как на следующий же день в редакцию посыпались требования продолжения. И Холмса пришлось вернуть. Попыток попрощаться с Шерлоком было несколько. Но, всякий раз под давлением, автор вновь писал продолжение. Потом снова убил Холмса, и редактор снова стал требовать воскрешения. «Но я же убил его!», — возмутился Артур. И тогда редактор рассказал одну поучительную историю о другом писателе: «Читатели постоянно требовали, чтобы он воскресил своего только что убитого героя. И тот воскрешал, а следующий роман начинал так: «Пуля, к счастью, прошла в трех дюймах от сердца». В итоге, чтобы распрощаться с ним окончательно, автор описывает, как героя травят огромной дозой яда, стреляют ему в висок и, заперев в ящике, сбрасывают со скалы. Казалось бы — воскресить невозможно! Однако под жутким давлением автор начинает следующую книгу так: «С блеском выйдя из всех передряг, наш герой снова появился в Париже». Так что, мистер Дойл, воскресить Холмса — пара пустяков!»

Литературные беседы. Анастасия с писателем Алексеем Курилко.
— А я читала, что идею воскресить Холмса, утонувшего в водах Рейхенбахского водопада, подкинула ему некая Джин Леки. Она была младше Дойла на 13 лет, а он был влюблен в нее.
— Любовница? Ведь он был женат…
— Да, эти тайные отношения длились 9 лет. Когда жена умерла, Артур сделал предложение Джин. Они поженились, купили домик в горах, и все заработанное на «Шерлоке Холмсе» он тратил на пропаганду спиритизма. Даже после смерти Артура Джин и ее дети якобы общались с ним.
— В общем, бес в ребро и коварный удар по рыцарским манерам.

Когда артистичность в крови, она порой приобретает самые причудливые формы.

— Стоп, Артур Конан Дойл, выходец из семьи аристократов, был джентльменом до конца. Ему с колыбели прививали понятие рыцарской чести и доблести. Он был благороден как Шерлок Холмс.
— При чем тут Холмс? Разве прототипом Шерлока был не его однокурсник?
— Нет, им был профессор из университета Джозеф Белл. Эксцентричный, харизматичный, наблюдательный, с острым умом. Но речь сейчас об авторе. Артур, получив медицинское образование, женился на прекрасной женщине по имени Луиза. Врачебная практика доходов почти не приносила. Он начал писать, став со временем самым высокооплачиваемым автором. И даже имея отношения на стороне, он был настоящим рыцарем в отношениях как с женой, так и с последним попрошайкой. Мог прийти домой босым, сказав: «Нищему сапоги нужней». Когда у жены обнаружили туберкулез, Артур тратил гигантские суммы на лечение, уделял ей много внимания.
— Все это мило, но вернемся к книгам. Кроме Холмса, у писателя была еще куча исторических и приключенческих романов, причем весьма достойных. Вспомни его «Затерянный мир», или менее известный «Белый отряд». Он злился, что читают то, что он полагал легким жанром.

— Читатель всегда прав. К тому же, в дневниках его младшего сына Андриана я узнала, что многими чертами Шерлока обладал и сам автор.
— Ты о пристрастии к опиуму? В те времена это отчасти была дань моде. Это сейчас мы понимаем, что опиум — страшный наркотик. А тогда это было как сигареты…
— Нет, я хотела сказать, что он тоже любил разгадывать запутанные истории. Сын вспоминает, что к нему периодически приходили люди со своей бедой, после чего он запирался в кабинете и не выходил, пока не узнавал разгадку. Был случай, когда полиция считала человека мертвым, а Конан Дойл нашел его живым и здоровым.
— Внешне он больше походил на друга главного героя, на доктора Ватсона…
— Но своими интеллектуальными способностями он одарил Холмса. Однажды в частной беседе Конан Дойл заявил: «Если Холмс и существует, то должен признаться: это я сам и есть».

Источник: www.segodnya.ua