Ежедневные горячие новости

Евгений Сморигин: «Я два года пел в монастыре» (фото)

 

Галерея (4 фото)

— Евгений, вы уже более восьми лет живете в Киеве. Не возникало желания сменить гражданство?
— Ни в коем случае, я был и остаюсь гражданином Республики Беларусь. Мне вполне достаточно вида на жительство в вашей стране. Единственное, что я не могу в Украине делать, так это голосовать. Но думаю, я это как-то переживу.
— Знаю, что в первый год после вашего переезда в Киев вы со своей командой планировали запустить собственное юмористическое шоу. Почему не удалось этого сделать?
— Да, действительно, уже были все договоренности. Мы хотели делать юмористические теленовости в студии, с веселыми репортажами. Но перед тем как все окончательно подписать, власть приняла закон о 75%-ном вещании в эфире на украинском языке, а мы же все были русскоязычными. И на канале нам сказали: «Ребята, все здорово, но вы можете шутить на украинском?» После этого наша команда начала разваливаться, хотя скандалов никаких не было. Мы до сих пор дружим, общаемся. У ребят сейчас свои продакшн-студии.
— Как вы относитесь к телевизионным продуктам, который выпускают многочисленные выходцы из КВН. Ведь у кавээнщиков, по сути, нет профессионального образования?
— Это люди — все профессионалы своего дела, поскольку ни в одном институте, поверьте мне, не научат шутить и писать качественный юмор. Это уникальная школа — КВН. И к тому же, что такое образование? Там могут дать теорию! Разница в том, что кавээнщики сразу занимаются практикой.
— Пишут, что у вас два высших образования — актерское и педагогическое.
— Увы, но мне не случилось получить дипломы по обеим специальностям. Из театрального меня «попросили» с формулировкой: «КВН или театр». Примерно такая же ситуация была и с пединститутом.
— Современные игры Высшей лиги смотрите?
— Сейчас я КВН почти не смотрю. Но если, переключая каналы, попаду на игру, то всегда задерживаюсь и, если есть время, досматриваю до конца.
— Помог ли КВН избавиться вам от каких-то комплексов?
— Конечно, в первую очередь КВН помог мне с заиканием. Как раньше, так и сейчас мне это мешает, но я осознал для себя: раз Боженька так решил, так тому и быть. Мне часто говорили, мол, ты так классно заику делаешь, а ну позаикайся. А я отвечал, что я и не играю совсем, на что слышал: «Да ну, не прикалывайся!» Девяносто процентов людей не верили, что я заикаюсь, думали, что придумал сам себе такую фишечку.
— Вам знакомо понятие «звездная болезнь»?
— Конечно знакомо! По ходу работы приходится сталкиваться со многими формами этой болезни, но что касается кавээнщиков, тут немного другое дело. Болезнь просто не может развиться по некоторым причинам. Впервые в Киев нашей командой «ЧП» мы приехали вообще без копейки денег. Сбрасывались всем составом, только чтобы купить что-то покушать хотя бы. До того как попасть на игры в Москве, мы шесть лет играли в различных лигах, поэтому история про то, что на нас внезапно свалилась популярность, не наш случай. Мы ж не сразу даже осознали, что КВН еще и деньги может приносить. Помню, наш первый гонорар в КВН мы получили за гастроли по Беларуси на «рафике». Не помню конкретной цифры, но два человека из нашей команды скинулись суммами за недельный тур и купили 10-килограммовый арбуз.
— А часто вы шутили перед власть имущими на вечеринках?
— Если и приходилось это делать, то нас просили не говорить об этом. Никакие бумажки мы не подписывали, но когда к тебе подходит полковник СБУ и просит чего-то не делать, желания ему перечить не появляется, поверьте. Самый интересный корпоратив был в Киеве — какая-то IT-компания гуляла Новый год во Дворце «Украина». В самом концерте мы не принимали участия. Нашей задачей с Димой Танковичем было развлекать топ-менеджеров уже после концерта, на банкете в холле. И вот мы выходим на сцену и слышим гул, как на рынке. На нас — ноль внимания! Мы попытались что-то говорить, но бесполезно. Проголодавшиеся люди кушали и громко общались между собой. Это был самый короткий корпоратив в жизни! «Добрый вечер, дорогие друзья! Можно минуточку внимания? Нет? Спасибо! Всего вам доброго!» Конечно, это слегка неприятно было, но гонорар заказчики нам заплатили и даже искренне попросили прощения.
— Над чем вы сейчас работаете?
— У меня несколько проектов в Киеве и в Москве, где я занят как актер и автор сценариев. Недавно закончил работу над полнометражным фильмом — весной 2015 года выйдет на экраны (комедия «Приличные люди» с Сергеем Шнуровым. — Авт.). Но я ни к какому каналу не закреплен, работаю креативным продюсером на продакшн-студии, выпускающей проекты для разных каналов (для канала «НЛО-TV» Евгений создает сериал «Онлайн. Вне сети». — Авт.).
— Немногие знают, что вы уже успели стать многодетным отцом. Расскажите о вашей семье.
— Моему старшему сыну Алексею уже пять лет, дочери Елизавете три года и годик сыну Александру. Моя супруга Лида — из Полтавы, экономист по профессии. Приехала строить карьеру в Киеве, закончила нархоз. И что самое главное: во время нашего знакомства она не знала, кто я такой, в смысле, что играю в КВН и что меня показывают по телевизору. Мы оказались соседями за стенкой съемных квартир. Один раз поздоровались, второй раз, а на третий я уже предложил: «А не сделать ли нам троих детей?» На том и порешили (смеется). Все три раза я присутствовал на родах своих детей и видел, как они появляются на свет.
— Какой совет вы можете дать молодым отцам?
— Потерпите годик — именно с этого возраста начинается самый кайф, потому что до этого времени оно только орет и какает. После двух лет наконец начинаешь ощущать ответственность, так, по крайней мере, было у меня. Сам я никогда с тремя детьми один на один не оставался — я бы, наверное, сошел с ума. Детский крик меня, по правде, немного напрягает. Но, несмотря на это, я люблю ими заниматься, сам укладываю спать старших. С нами живет моя теща, Надежда Ивановна, которая помогает жене с детками и которую я очень люблю.
— Не часто встретишь медийных личностей, которые помимо своей актерской профессии посвятили часть своей жизнь церкви. Как вы пришли к Богу?
— Это произошло перед рождением нашего первенца. Мы с женой поехали в Почаевскую лавру, чтобы получить благословение, хотя на тот момент я даже не понимал, что это такое. Я тогда впервые в жизни исповедался, причастился, хотя мне уже было тридцать лет. Тогда я вышел из церкви, как мне кажется, совсем другим человеком. Мы с женой по-настоящему парили в воздухе. После этого стали осознанно изучать религию, ходить в церковь и учиться жить правильно. Всю жизнь познавать Бога — именно этому стоит посвящать время. Это нас и отличает от животных. Два года я пел на клиросе в Ионинском монастыре, в церковном хоре. Сейчас просто переехал в другое место, и уже редко получается петь.
— А своих друзей-актеров вы как-то убеждали собственным примером пойти в церковь?
— Трудно кого-то в чем-то переубедить. Да и не нужно это вовсе. Только своим примером человек может показать другому человеку, что если тот будет поступать тем или иным образом, то в жизни может что-то поменяться. Не нужно никого убеждать. Можно просто дать совет и тихонько про себя помолиться, чтобы человек услышал его.
— С вредными привычками вы боретесь или уже побороли?
— Я абсолютно отказался от алкоголя, курения и всех вредных привычек. Это произошло, когда я наконец-то понял, что в жизни нужно думать, а алкоголь этому всячески мешает. С медицинской точки зрения, белая горячка — это помешательство, но медицина не признает наличие других существ, которые живут с нами и возле нас. Это духи — светлые и темные. Если этим заинтересоваться и почитать, то многое объясняется, и ты понимаешь, что это не помешательство, а просто дух выходит из человека, пугает его своим видом, только для того, чтобы он выпил водки, не прекращал пить и умер от этого. Это же задача темного духа. Но это отдельная тема для интервью. Могу дать лишь один совет читателям. Хотите понять, зачем вы родились на этот свет и в чем смысл жизни? Искренне спросите у неба: «Зачем я тут?» Ответ не заставит себя ждать.

Источник: www.segodnya.ua